Переписать судьбу: правила создания счастливой жизни

Write Close
Close
Оставить заявку или задать вопрос
От автора

У каждого человека хотя бы однажды возникает желание изменить свою судьбу. Я – не исключение. Будучи еще подростком, я решилась и сделала это в первый раз. А потом еще раз, и еще. В какой-то момент я обнаружила, что полностью переписала свою судьбу. Моя жизнь наполнилась смыслом и превратилась в увлекательное путешествие, каждый день которого дарил новые открытия и новые возможности. Однажды я тяжело заболела и чуть не оказалась на том свете, однако моя способность переписывать судьбу помогла мне выбраться и найти новый путь самореализации. Сегодня я реализую свое предназначение, помогая переписывать судьбы другим людям – примерно так, как это описано ниже в диалоге между доктором Мэш и ее любознательной подругой Алекс.

Предисловие

Не так давно одной из нас стало невыносимо тоскливо жить, и оттого очень жаль себя. Это состояние к весне обострилось и стало настолько нестерпимым, что, наконец-то, она взяла себя в руки и отправилась на поиски того, кто помог бы облегчить ее страдания и изменить судьбу.

Как только первая отправилась в путь, в душе второй словно натянулась и зазвучала струна. Она прислушалась. Звук не резал ее слуха; он был чистый и приятный, слегка бодрящий и будоражащий ее воображение. Еще не видя свою визави, она страстно пожелала продолжения этого удивительного звучания самой себя, появившегося в ответ на эманации души незнакомки.

Когда наши взгляды встретились, у обеих одновременно раздались едва слышимые щелчки в области пупка. Это раскрылись бутоны наших маков: нежно-сиреневый у одной и ярко-розовый у другой. Из сердцевинок маков, удлиняясь и извиваясь, потянулись навстречу друг другу две тоненькие ниточки и неожиданно переплелись аккурат посередине между нами. Встреча для каждой из нас оказалась судьбоносной.

- Здравствуйте, доктор Мэш, - тихо произнесла хозяйка нежно-сиреневого мака. – Я хочу, чтобы вы помогли мне изменить судьбу.

- Называй меня просто Мэш, - заискрилась, откликнувшись своим ярко-розовым маком, другая. – А я тебя буду называть Алекс. Свою судьбу ты перепишешь сама, исследуя, один за другим, лепестки своего сиреневого мака. А я буду твоим помощником в этом увлекательном искании. Предвкушаю неожиданные и прекрасные открытия, которые уже поджидают нас!

Нежно-сиреневый мак замер в замешательстве, не понимая, как ему реагировать на неожиданную напористость розового. Однако возможность обрести совершенно новый опыт в изучении самого себя показалась весьма заманчивой. «Была не была!» - выдохнул сиреневый мак, и его хозяйка произнесла вполне решительно: «Я готова переписать свою судьбу, Мэш».

Все произошло именно так. Хотя, со стороны, возможно, это выглядело совсем иначе. Все как при восприятии судьбы: посмотришь на нее под одним углом – увидишь череду невнятных событий, сумрак или бездонную черноту; сместишь угол зрения и неожиданно замрешь в восхищении, созерцая чудесные метаморфозы.

С тех пор, как мы приступили к исследованиям, позволяющим Алекс переписать свою судьбу, сама она изменилась до неузнаваемости; Мэш тоже узнала про себя много нового. За это время с нами произошло столько всего невероятного, и продолжает происходить по сей день, что мы спешим поделиться своим опытом с другими. Однако постараемся быть последовательным и и вначале разберемся, что мы понимаем под судьбой. Что представляет собой объект, который Алекс так страстно захотела изменить?

Мы записали результаты наших исканий в виде диалога, который происходил в разных форматах: то это была переписка в чате, то разговор по скайпу, то задушевная беседа за чашкой чая в кафе.

Моя судьба и я: кто в чьих руках

АЛЕКС: Меня всегда волновал вопрос, есть ли вообще у человека судьба, и можно ли ее изменить? Ведь наверняка каждый человек интуитивно, хотя бы раз в жизни, ощущал наличие в своей жизни каких-то рамок, пределов возможного, за которые выйти не получается. Бывают моменты, когда я ощущаю их чрезвычайно явно, и от этого вздрагиваю, потому что «давление» границ сопровождается неприятным подозрением. Подозрением относительно того, что существует некая предопределеннос ть, не позволяющая кардинально менять в своей жизни целый ряд вещей, даже если очень хочется. Меня будто что-то удерживает в этих заданных границах, а когда я пытаюсь отступить от «маршрута», меня неизменно «поправляют», словно я марионетка какая-то...

МЭШ: Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что тебя поправляют? И кто тебя поправляет?

АЛЕКС: Это сродни тому, когда перед тобой неожиданно захлопываются раскрытые настежь двери. Или когда в твою жизнь, которую ты собираешься прожить по намеченному плану, вмешиваются форс-мажорные обстоятельства, которые никак от тебя не зависят. И «поправить» меня, оказывается, очень легко. Что-то снова возвращает меня в привычные границы, либо же отправляет куда-то непонятным маршрутом. И я почти полностью утрачиваю контроль над ходом жизненных событий. Именно это я называю «меня поправили». А кто меня «поправил», сказать вообще не могу. Бог? Дьявол? Не знаю. Этот «кто-то» не дает мне делать то, что мне хочется, и жить так, как я мечтаю. Хотя я могу прикладывать массу усилий для осуществления задуманного мной. От этого я теряюсь окончательно и начинаю представлять себя песчинкой в море чужих жизней и событий, в которых я почему-то вынуждена участвовать или, наоборот, не участвовать, вопреки своей воле. Как следствие, у меня возникает ощущение, что я собой ничего не представляю. И что мной очень легко управлять.

МЭШ: Ты хочешь сказать, что никак не влияешь на события своей жизни? Или влияешь, но только на некоторые, незначительные? А изменить свою жизнь кардинально не получается?

АЛЕКС: Всё верно – не получается кардинально. А ведь я не раз пыталась это сделать! И неутешительная статистика моей жизни говорит о том, что стоит мне приступить к выполнению масштабного плана перемен, как тут же, словно черти из табакерки, начинают выскакивать различные неожиданности, сводящие на нет все мои усилия. И моя цель от меня ускользает. Я чувствую, что начинаю стучаться в закрытую дверь. В таких случаях люди мне обычно говорят: «Значит, еще не время!» Другие предполагают: «Возможно, ты пока не готова». А третьи просто разводят руками и вздыхают обреченно: «Ну не судьба, наверное». Значит ли это, что я подобралась слишком близко к границам своих возможностей и уткнулась носом в стенку? Или, уж прости за банальность, судьба у меня такая незавидная?

МЭШ: Знаешь, для меня этот вопрос тоже долгое время оставался открытым – есть ли у человека какие-то границы дозволенного? Каков диапазон его возможностей, чтобы вносить изменения в собственную жизнь и даже управлять ею так, как хочется? Воспринимать самый распространенный подтекст судьбы как неизбежности, предопределеннос ти всего, что происходит с человеком, мне не по нраву. Потому что тот смысл, который большинство привыкло вкладывать в слово «судьба», почему-то подразумевает злой рок. А это звучит угрожающе. Поэтому я попыталась придать понятию «судьба» хоть какой-нибудь научный оттенок, чтобы описать ее так, как представлю себе ее я.

Судьба для меня – это некая идеальная модель жизни человека. Она не является неизменным и статичным объектом, хотя имеет такие элементы; это динамическая, живая и уникальная система, обладающая собственным интеллектом. Судьба не оказывает на человека авторитарного воздействия; не является и человек полноправным хозяином своей судьбы. Скорее, человек и его судьба – равноправные партнеры, способные к взаимному влиянию друг на друга.

АЛЕКС: То есть ты воспринимаешь судьбу как меняющуюся в пространстве и времени систему? Тогда из каких элементов она состоит?

МЭШ: Судьба в моем представлении состоит из множества взаимосвязанных подсистем. Однако тебя, я думаю, заинтересуют основные. Рассказывая о них, я буду использовать язык метафор и сравнения, поскольку научных объяснений моим представлениям не существует.

Первую подсистему мне хочется назвать «пространством возможностей». Это индивидуальное пространство возможностей человека. Оно предопределено природой и словно бы очерчено границами – теми самыми препятствиями, в которые, как тебе кажется, ты иногда упираешься, не в состоянии их преодолеть. Например, сила земного притяжения для твоего физического тела – предопределеннос ть. Как бы ты не мечтала летать в реальности, ты не сможешь этого делать. Предопределеннос ть – это твои биологические родители, представители твоего рода и твой генотип, который тебе достался от них. Твой ребенок – тоже константа в твоей жизни. К ограничивающим рамкам можно отнести и тип твоей психики. Возможно, ты очень хотела бы стать главой государства, звездой шоу-бизнеса или спорта, но тип твоей психики не позволит сформироваться необходимым личностным и физическим качествам организма для осуществления этой деятельности. Ограничивающие рамки могут «укрепляться» также за счет физических увечий, которые получил человек в своей жизни.

В качестве иллюстрации, чтобы ты могла наглядно представить себе, что собой являет «пространство возможностей», приведу пример из области астрологии с ее натальными картами. Натальная карта с помощью звезд и их взаимного расположения тоже задает некое пространство возможностей для конкретного человека, рожденного в определенный день и час, в каком-то определенном месте. Это описание содержит параметры, характеризующие особенности его мировосприятия, а также предсказание того, как эти особенности будут влиять на проявления человека в определенных сферах жизни.

АЛЕКС: Понимаю. Тогда я отнесла бы сюда и хиромантию с ее неизменным (или почти неизменным) рисунком на ладонях, по которому тоже можно многое сказать о потенциале и возможностях человека. Однако многие люди говорят, что им удалось преодолеть предопределеннос ть, заложенную в их натальных картах или в узоре линий. В чем тут дело? Это ошибка астролога и хироманта или способность сильных людей прорываться сквозь заданные свыше рамки? И почему я ощущаю такую тотальную предопределеннос ть? Она касается не только отсутствия возможности выбирать родственников, изменить тип психики или еще что-то подобное. Я ощущаю повсеместные ограничения. И мои рамки возможностей представляются мне очень тесными. Почему так?

МЭШ: Ты плавно перешла к следующей подсистеме судьбы – к жизненным сценариям. Рамки, очерченные природой, определяют лишь индивидуальный набор возможностей, но не дают никакой конкретики, как ты будешь реализовывать их. И будешь ли ты их реализовывать вообще. Потому что варианты проживания жизни в заданном пространстве возможностей определяются решениями самого человека. И вариантов развития его жизни в пространстве возможностей - множество. «Направление маршрута» всегда определяется выбором, который мы совершаем, принимая жизненно важное решение. Наглядный пример «развилки» - твои метания относительно того, рожать или не рожать второго ребенка. Природой тебе эта возможность дана. Если ты выносишь и родишь ребенка, то проживешь один жизненный сценарий; если надумаешь сделать аборт, то выберешь другой «маршрут», и тебе уготован иной сценарий. А это значит, что строго заданного маршрута в твоем пространстве возможностей нет, как нет и ограничений свыше на выбор того, а не иного, пути.

АЛЕКС: Интересная трактовка: судьба – не как крест, а как пространство возможностей, реализовать которые можно разнообразными способами. Твой оптимистичный взгляд на судьбу мне нравится! Поэтому я тоже с удовольствием меняю угол зрения на то, что принято считать судьбой, и убираю негативный окрас, которым принято сопровождать ее значение. Знаешь, Мэш, оказывается, вместо того, чтобы радоваться тому, какими богатствами я наделена от рождения, я все время жалуюсь на то, чего мне не додали. А ведь жадность человеческая безгранична! Вот она-то как раз и не имеет предела. Считая свою судьбу плохой, я выражаю к ней свое отношение, акцентируясь на ограничениях. Отныне я буду фокусировать внимание не на границах, а на возможностях. И на том, какими оригинальными способами эти возможности можно реализовать.

Жизненные сценарии: кто их создает

АЛЕКС: Мэш, похоже, пора рассмотреть следующую подсистему судьбы, ту, которую ты назвала сценариями.

МЭШ: Давай рассмотрим. Напомню, что пространство возможностей, или «путевка в жизнь», выдаваемая нам свыше при рождении, обладает таким признаком, как неизменяемость. Условно, это некоторая данность, набор возможностей, который отвечает на вопрос: «ЧТО дано?» Однако есть и другая подсистема судьбы. Это – сценарии, которые ты создаешь сама, совершая тот или иной выбор реализации возможностей; и эти сценарии отвечают на вопросы: «КАК ты проживаешь свою жизнь, каким образом реализуешь данные тебе возможности?» Сценарий – это словно танец жизни с уникальным хореографическим рисунком, осуществляемый в границах предоставленного свыше пространства возможностей. Когда ты фокусируешься не на том, чего тебе не хватает, как на предопределеннос ти, а на поиске многочисленных альтернатив проживания жизни, т.е. на создании сценариев, ты тем самым трансформируешь душевную пустоту в насыщенный впечатлениями и эмоциями событийный поток.

АЛЕКС: Я поняла разницу между предопределеннос тью свыше и сценарием. Например, какой продолжительност и может быть жизнь человека – это дано свыше. А сколько из отведенного времени ему удастся реально прожить – это уже вопрос выбора сценария. Или сколько ему будет отведено детей, тоже предопределено. А скольких из них он решится родить, это задается сценарием.

МЭШ: Все правильно; иначе, согласно натальной карте, не было бы никакой разницы между жизнями тех людей, которые родились в один день и час, в один год, в одном месте. Их судьбы были бы, как клоны, одинаковы. И, тем не менее, это совершенно не так. Они проживут абсолютно разные жизни, хотя будут иметь сходные пространства возможностей. Однако каждый пойдет по индивидуальному маршруту.

АЛЕКС: Мэш, а ведь именно сценарии люди, как правило, принимают за судьбу. Потому что, даже оригинально «танцуя» свою жизнь, они все равно натыкаются на препятствия. И считают, что ничего изменить невозможно. По себе знаю: придумаешь свой собственный способ, как добиться желаемого, и моментально всяческие проблемы появляются. Что это за казусы, если они не имеют отношения к рамкам, заданным свыше?

МЭШ: Попробуй посмотреть на эти препятствия с нового ракурса. Как ты думаешь, какую роль они выполняют в судьбе?

АЛЕКС: Глядя с нового ракурса на судьбу, я могу предположить, что препятствия нужны мне для того, чтобы я воспринимала их как задачи по выбору лучшей альтернативы, лучшей «хореографии» для создания оптимального сценария. Если в моей жизни не будет препятствий, то я не смогу развить способности по созданию оптимальных сценариев. А это значит, я не буду в точности знать, своей ли жизнью я живу, и сама ли я принимаю решения жить так, а не иначе. И у меня не будет собственного опыта при выборе пути. Мэш, ты хочешь сказать, что моя судьба – это еще и своеобразная школа жизни, которая вынуждает творчески решать множественные задачи? И от того, насколько самостоятельно и креативно я осуществляю свой выбор в определенных ситуациях, будет зависеть, реализовалась я в жизни или нет, довольна ли я своей жизнью, считаю ли ее полноценной, а себя счастливой?

МЭШ: Именно к этому выводу я и хотела подвести тебя, Алекс!

АЛЕКС: Мэш, я все-таки не уверена, что каждый из нас создает сценарии самостоятельно, без подсказок или давления извне. По себе знаю, что решения принимаются зачастую под чьим-то влиянием. Я, например, намечу себе какой-то маршрут с конечной целью, но посоветовавшись с подругой или родителями, начитавшись статей в интернете, свое решение меняю. Не всегда, конечно, версии моих советчиков оборачиваются оптимальным сценарием, но иногда они оказываются лучше тех, что были в моей голове.

МЭШ: Давай подробнее разберемся, кто и как принимает участие в осуществлении нами выбора пути и в создании сценариев. Частично в принятии решений участвуют твои родители и значимые для тебя люди. Это происходит, когда ты с ними советуешься. И даже если не советуешься, то все равно частенько и, может быть, неосознанно, руководствуешься теми жизненными установками и стереотипами, которые они заложили в тебя еще в детстве. Также на принятие решений и сценарии влияет культура общества, в котором ты живешь, и субкультуры сообществ, в которых ты вращаешься. Еще на твой выбор косвенно оказывают влияние бабушки, дедушки, прабабушки, прадедушки и так далее, вглубь веков. Ты осуществляешь его, опираясь на семейные традиции.

АЛЕКС: Я так понимаю, что факторов, влияющих на осуществление выбора пути, великое множество, и ни один человек на свете не способен учесть их все. Если не чей-то совет, то все равно сработает подсознательная установка или необходимость соответствовать какому-то культурному образцу. Опять рамки, предопределеннос ть, не позволяющая принять абсолютно свободное от чужого влияния решение?

МЭШ: В каком-то смысле ты права. Однако представь, если каждый будет волен делать все, что он хочет. В мире воцарится хаос и беспредел. Человечество сотрет себя с лица планеты в считанные мгновения, если не будет единых для всех правил сосуществования.

АЛЕКС: Снова ограничивающие рамки! В чем же тогда заключается свобода выбора? На основе какого решения создавать оптимальный жизненный сценарий?

МЭШ: Алекс, ты только что произнесла ключевые слова – свобода выбора. Не полная свобода от всевозможных ограничений, а свобода осознанного и самостоятельного ВЫБОРА наиболее подходящей для тебя альтернативы. Увы – в условиях существующих ограничений и неопределенности .

АЛЕКС: Ох, Мэш, что-то я опять теряю оптимистичный настрой, потому что ощущаю себя словно на минном поле. Обычное мое состояние! Туда не ходи, сюда нельзя, здесь не получится. И я топчусь на одном месте, зажатая рамками, а жизнь проходит!

МЭШ: По-моему, ты сгущаешь краски. Давай потренируем немного твою креативность. Для этого нужно просто отбросить мрачные мысли и начать решать задачу. Вначале – какую-нибудь модельную, очень простую. Решая ее, ты вспомнишь, что подобные действия ты совершала не раз и не два в жизни, а делаешь это регулярно, просто процесс принятия решений остается без твоего внимания, не осознаваемым. Попробуй сконцентрировать внимание на том, как ты сейчас будешь генерировать варианты решений, и увидишь, что их не так уж и мало.

АЛЕКС: Хорошо, я сконцентрировала внимание, как научилась это делать, решая задачи в школе.

МЭШ: Представь себе, что, желая достигнуть желаемого, ты должна пройти определенный отрезок пути из точки А в точку Б, и на этом отрезке есть препятствие – высокая гора, через которую тебе нужно перебраться. Твоя задача – придумать варианты, каким образом ты это можешь сделать. Готового ответа у этой задачи нет. Поэтому вначале просто генерируй всевозможные решения, не пытаясь их оценивать. Свой аналитический аппарат ты подключишь, когда будешь делать выбор, оценивая риски и рассчитывая ресурсы. А сейчас пусть работает лишь твое воображение.

АЛЕКС: Например, я могу попытаться влезть на гору и затем спуститься. Это первое, что приходит мне в голову. Второе – я могу гору обойти. Можно сделать легко и по-умному: сесть на вертолет и перелететь злосчастный горный хребет. Еще можно нанять специалистов-взр ывников, и они сформируют проход. Можно найти реку, огибающую гору, и воспользоваться лодкой. Хотя, есть вариант вообще не преодолевать это препятствие, а найти у подножия горы деревушку, гармонично вписанную в прекрасный ландшафт, и поселиться в ней.

МЭШ: Итак, всего за одну минуту ты сгенерировала шесть альтернатив для создания разных сценариев.

АЛЕКС: И что мне это дает? Как мне понять, какое решение выведет меня на оптимальный сценарий?

МЭШ: Я объясню, как это нужно делать, но вначале ответь на вопросы – есть ли у тебя навык самостоятельно и осознанно генерировать варианты решения жизненных задач? Пусть с подсказками других людей, но создаешь ли ты себе условия выбора? Даешь ли себе свободу иметь разные альтернативы?

АЛЕКС: Мэш, ты меня подловила. Признаюсь честно, мне даже в голову не приходило, что условия выбора я должна себе создавать сама. Обычно в точке принятия решения, на «развилке», у меня прокручиваются в голове, как правило, всего два решения – делать что-то определенным способом, или не делать ничего. И я взвешиваю как на весах «да» и «нет». Если взять за аналог пример с высокой горой, то я по привычке стала бы размышлять идти в гору или нет. И, предполагаю, уговорила бы себя не делать этого. А это значит, я опять сфокусировала свое внимание на препятствии, на том, какое оно непреодолимое, и какая я беспомощная и бессильная. Ты хочешь сказать, что нужно всегда мыслить так, что препятствие должно быть преодолено любым способом, и не нельзя отступать назад?

МЭШ: Я считаю, что отступление – это седьмой вариант, плюс к твоим шести имеющимся.

АЛЕКС: И это не плохой вариант?

МЭШ: Иногда такой вариант бывает оптимальным. Создавая условия выбора, ты просто должна отпустить на волю свое воображение и составить список твоих и чужих решений, чтобы у тебя было несколько вариантов, как преодолеть препятствие. Точно так же ты должна набрать несколько вариантов, как тебе избежать преодоления препятствия. Этим ты создаешь для себя условия выбора, и в этом заключается твоя свобода - выбирать из возможных вариантов, а не топтаться на одном месте.

АЛЕКС: Предположим, к шести вариантам преодоления горы я добавила шесть вариантов отступления. Итого двенадцать возможных сценариев развития ситуации. Теперь-то пора приступить к выбору оптимального? Как это делать?

МЭШ: Для этого, Алекс, есть специальная методика. Она не сложная, но требует освоения на практике. К сожалению, тебе ее вряд ли удастся применить, имея только алгоритм выполнения действий, поэтому вначале понадобится моя помощь. Обусловлено это тем, что в процессе выбора оптимального решения задействуется не только ум, а целиком организм. Очень напоминает то, как ты обучаешься езде на велосипеде, вождению автомобиля, рисованию, когда работа ума скоординирована с движениями тела и обеспечена соответствующим эмоциональным настроем. Можно, конечно, всему научиться самостоятельно, но если хочется освоить методику быстро, и все выполнять правильно, то на первых порах лучше иметь наставника.

Выбор решения и жизненного сценария

АЛЕКС: Мэш, почему-то мне кажется сложным принимать решение и одновременно отслеживать реакцию организма на это действие. Ты уверена, что я справлюсь?

МЭШ: Справится любой человек, который научился делать что-либо из того, что я перечислила, или нечто подобное. Этому не сложно научиться. Сейчас я помогу тебе в этом, а впоследствии ты будешь справляться самостоятельно. Выбери из семи сгенерированных тобой вариантов преодоления препятствия в виде горы тот, который тебе кажется наиболее приемлемым. Выбирая, подключи свой аналитический аппарат, оценивая свои ресурсы и имеющиеся возможности. Не нужно использовать никаких точных расчетов, вначале сделай это навскидку.

АЛЕКС: Ну, я бы предпочла сесть на вертолет и перелететь через гору.

МЭШ: Давай применим методику, о которой я упоминала выше, и оценим с ее помощью, насколько твой выбор оптимален. Я буду наблюдать за языком твоего тела и теми реакциями организма, которые появятся у тебя в ответ на твой замысел. Ты ведь прекрасно знаешь о том, что язык тела не лжет, поэтому будем ориентироваться не только на сказанное тобой, но и на то, что «произнесет» твое тело. Когда ты представляешь себе, что используешь вертолет, что ты чувствуешь при этом?

АЛЕКС: Я представляю, как я лечу над горой, созерцаю сверху прекрасный ландшафт, мне радостно от того, что все происходит так быстро, и я довольна собой, что не топчусь на месте.

МЭШ: А теперь я скажу, что увидела со стороны, наблюдая за языком твоего тела. Казалось бы, ты произносишь слова, свидетельствующи е о твоем позитивном настрое. Однако тело твое мне говорит совсем о другом. Ты улыбаешься, но при этом губы твои растянуты в улыбку усилием воли. Глаза не искрятся, как это бывает в моменты радости; взгляд твой холоден и неподвижен, а мелкие мимические мышцы вокруг глаз и уголков губ напряжены; ты испытываешь подобное состояние, когда подозреваешь наличие скрытого подвоха. Ты не дышишь глубоко и свободно, как это бывает, когда ты на самом деле довольна собой; твое дыхание поверхностное, как будто ты экономишь воздух. Язык твоего тела сообщает мне, Алекс, что ты не доверяешь себе преодолеть препятствие таким образом. Ты хочешь этого лишь умом, а организм твой не готов к такому развороту событий, он сопротивляется, и подведет тебя. Точно так же ты реагировала бы, если бы тебе предстояло сесть за руль автомобиля, который ты не умеешь водить. Нам нужно более тщательно разобрать, что происходит с тобой сейчас, потому что за реакцией твоего организма скрываются «грабли», на которые ты наступала не один раз в своей жизни. Прислушайся к себе и объясни, какой подвох ты подозреваешь.

АЛЕКС: Я, как обычно, выбрала самый легкий путь; вернее, тот, который мне кажется самым легким, и практически не требует от меня приложения собственных усилий. Знаешь, когда я представляла вертолет, мне вспомнились слова из песенки: «Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете». Я даже мысленно стала напевать ее про себя, представляя, что преодоление препятствия произойдет волшебным образом, само по себе, стоит лишь мне страстно захотеть этого. Я вспомнила множество прочитанных мною статей в интернете, где говорится о том, что сильные желания непременно сбываются.

МЭШ: Вижу, что язык твоего тела сейчас подтверждает правдивость твоих слов. Тебе нравится фантазировать; грезы создают тебе позитивный настрой. Ты умеешь четко представить, чего именно ты хочешь получить от жизни. Но когда ты с «небес» опускаешься на землю и начинаешь реализовывать задуманное, что происходит?

АЛЕКС: Мэш, опять ты подловила меня. В большинстве случаев я мало что сама делаю. Ведь чтобы сесть на вертолет, нужно приложить усилия: узнать, есть ли вертодром где-то в районе горы; если есть, узнать расписание и цену билета. Нужно как-то добраться до этого вертодрома. А чаще всего случается так, что нет никакого вертодрома, и нужно придумывать что-то другое. Вот только одно это планирование забирают у меня колоссальное количество сил! А нужно не просто спланировать действия, но и выполнить планы! По инерции какое-то время я продолжаю подпитывать себя надеждами на волшебное стечение обстоятельств, но чем дальше, тем меньше позитива в душе остается. Чудеса не случаются, никакой волшебник на вертолете не появляется. В лучшем случае мне хватает сил преодолеть расстояние до подножия горы и остаться в деревне. Т.е. реализуется совсем не тот сценарий, который мне хотелось бы!

МЭШ: Сейчас твой язык тела сообщает мне, что ты чувствуешь досаду: глаза увлажнились, уголки губ поползли книзу, все тело хочет принять позу младенца в утробе, спрятаться от реальности. Обрати внимание на то, что в действительности абсолютно ничего не произошло, ты до сих пор находишься в точке А, в самом начале своего пути, но уже поникла и не веришь в свой успех. А это значит, что ты когда-то у кого-то «научилась» так реагировать на ситуацию, связанную с преодолением препятствия. Фантазируешь о будущем смело, но как только начинаешь действовать, запал исчезает. Найди внутри себя установку, ориентируясь на которую, ты привыкла считать, что совершать самостоятельные действия в реальности для тебя – непосильный труд. Когда ты так решила для себя впервые?

АЛЕКС: Знаешь, Мэш, если бы не твоя методика, я бы уже вернулась к первоначальному восприятию судьбы как злого рока. До этого момента я не замечала, что мой настрой успевает измениться еще до того, как я начинаю предпринимать какие-либо действия. Теперь мне понятно, что, начиная действовать, я уже не имею сил, и, конечно же, причину своей усталости и досады ищу не внутри себя, а вовне. Всегда легче обвинить судьбу в том, что нет вертодрома или что не прилетает волшебник, чем проследить за собственными мыслями и чувствами. Что касается ситуации, когда я «научилась» думать о том, что самостоятельные действия для меня - непосильный труд, то истоки этого я нахожу в подростковом возрасте. И, кажется, я научилась этому у своей подруги. Когда мы размышляли с ней о нашем будущем, подруга высказывала свое мнение, что женщина не должна проявлять инициативу и быть активной. От этого она становится «мужичкой» и не нравится мужчинам. Женщина должна выглядеть загадочной, быть привлекательной, эрудированной, уметь поддержать разговор. При этом она не должна проявлять инициативу, потому что это дело мужчины. Она может советовать, быть «шеей» мужчины, показывать направление, а уж он пусть совершает нужные действия.

МЭШ: Алекс, а почему слова подруги так запали тебе в душу, почему ты разделила с ней эту точку зрения? Возможно, у тебя перед глазами уже был образец подобных взаимоотношений в паре, когда тебе казалось, что мужчина исполняет роль волшебника для женщины? И ты получила лишь дополнительное подтверждение имеющемуся в твоей жизни опыту?

АЛЕКС: Конечно, Мэш. Мой папа в моих глазах и был таким волшебником. Мне казалось, что нет ничего на свете, что ему не по плечу. Он был очень активный, предприимчивый, хорошо зарабатывал. Я всегда находилась в поле его внимания, и он всегда высказывал свое мнение по поводу моих действий. Конечно же, он был для меня непререкаемым авторитетом. Впрочем, несмотря не немолодой возраст, папа до сих пор таким для меня остается. И во многом мне помогает.

МЭШ: И бросается тебе на помощь, когда ты сама не справляешься с ситуацией?

АЛЕКС: Конечно! Мэш, а это разве плохо, разве не должно быть именно так?

МЭШ: То, что тебя твой папа очень любит и во многом тебе помогает, это прекрасно! Однако ты не можешь клонировать своего папу-волшебника для преодоления препятствий во всех сферах жизни! Можно, конечно, ждать такого же отношения к тебе других людей, но это не вполне разумно. Я даже сказала бы, что не вполне адекватно твоему статусу.

АЛЕКС: Ну да, я ведь взрослая, вполне здоровая, имеющая хорошее образование и жизненный опыт женщина. Мэш, а ведь это опять подтверждение того, какой я привыкла воспринимать свою судьбу и себя. Оказывается, я неудачница лишь потому, что подсознательно все время надеюсь на помощь волшебника, в роли которого для меня должны выступать другие люди. Я на них переношу ответственность за успех в моей жизни. Поэтому я так уважительно отношусь к сильным людям и порой привязываюсь к ним гораздо сильнее, чем это нужно. Я начинаю все время нуждаться в их внимании и поддержке. Я не могу перешагнуть границы пространства нашего взаимодействия, чтобы действовать самостоятельно, потому что я привыкла доверять только им, но не себе. А люди, конечно же, не исполняют для меня долго роль волшебника – по разным причинам – и уходят от меня. Уходят по-разному. А я опять остаюсь там, где я была. И от этого границы моего и так тесного мира еще больше сужаются. С одной стороны, мне все стало понятно. Именно эта установка – перекладывать ответственность за осуществление действий на других людей, которых я воспринимаю как более предприимчивых и сильных, чем я, – вынуждает меня подозревать подвох практически в любом начинании. С другой стороны, мне совсем не понятно, как в дальнейшем вновь не наступить на эти «грабли»? Как начать делать самостоятельно то, что я действительно в состоянии делать сама, без посторонней помощи? Как начать жить по-новому, не ожидая волшебника, вопреки прочно засевшей во мне установки?

МЭШ: И этим вопросом, Алекс, ты подводишь нас к рассмотрению следующей «подсистемы» судьбы – к нейропрограммам, задающим нам определенный алгоритм действий по выбору решения и жизненного сценария.


Нейропрограммы: как они работают

АЛЕКС: Мэш, я так понимаю, что моя установка частенько перекладывать ответственность за осуществление действий по преодолению препятствий на «волшебника» - это и есть нейропрограмма? И именно эта активная нейропрограмма проявляет «инициативу» и «навязывает» мне решение и сценарий, которые я считаю оптимальными. На самом деле, принятие такого решения приведет меня к неудаче.

МЭШ: Да, Алекс, это твоя нейропрограмма. Поэтому нам так важно научиться использовать методику, когда индикатором правильности принятия решения становится весь организм. Картинка будущего может завораживать и обнадеживать тебя, ведь программа «старается» подвести тебя именно к этому решению. А твой организм сопротивляется; тело хранит память о неудачах. Очень важно, чтобы процесс принятия жизненно важных решений был максимально осознаваемым.

АЛЕКС: То, о чем ты мне сейчас говоришь, я читала в популярной книге Нормана Дойджа «Пластичность мозга». Автор пишет о том, что представление о неизменности функционирования мозга осталось далеко в прошлом. Современные исследования доказали, что мозг человека способен к собственной реорганизации, умеет возмещать умершие клетки и даже «включать» или «выключать» те или иные гены. Ученые назвали этот феномен нейропластичност ью, способностью нейронов реагировать на изменения и выстраивать новые связи в ответ на осуществление каких-либо действий. Поэтому мнение о том, что мозг запрограммирован жестко, устарело. В книге также говорится о том, что нейроплатичность – это «палка» о двух концах, потому что часто случается, что в ответ на какое-либо негативное воздействие у человека вырабатывается защитная реакция, и нейроны тут же выстраивают новые связи. Даже если впоследствии подобная защитная реакция не требуется, сформированная нейронная связь может оставаться активной, и человек неосознанно совершает действия, которые неадекватны текущему моменту. Вот эти нейронные связи, задающие устойчивые поведенческие модели, называются нейропрограммами .

МЭШ: Порассуждай с позиций теории пластичности мозга, что представляет собой твоя нейропрограмма «перенос ответственности на волшебника».

АЛЕКС: Будучи подростком, я захотела в будущем стать женщиной с определенными качествами, которые я уже назвала. Но тогда я не умела быть такой, и мне нужно было научиться этому. Образец мужчины-волшебни ка у меня перед глазами был – это мой папа. Была подруга, которая помогла мне принять решение стать именно такой женщиной. Я помню, что подолгу фантазировала, прокручивая в голове новый образ себя, а когда подходила к зеркалу, то старалась увидеть в зеркальном отражении себя новую. Очень напоминает то, как актрисы репетируют новую роль. Вскоре у меня сформировалось соответствующее мировосприятие, мимика и привычки. А потом я так привыкла к своему новому состоянию, что совершенно позабыла, что я сама обучила себя такой быть. Получается, что моделируя новый образ себя, а затем воплощая его в реальности, я тем самым запустила процесс формирования новой нейропрограммы. Которая, благодаря моим стараниям в виде постоянных «репетиций», стала очень сильной. И что уж совсем мне не нравится, так это то, что теперь не я, а эта нейропрограмма управляет мной. Я ведь даже не осознаю, что воспринимаю свою жизнь как состоящую исключительно из препятствий, только потому, что, как маленькая девочка, считаю себя не способной их преодолеть и жду волшебника, который расчистит передо мной путь. Я даже не предполагала, насколько сильно во мне проявлена инфантильность!

МЭШ: Алекс, язык твоего тела сообщает мне, что ты испытываешь чувство досады. Однако досада твоя не от осознания, что сформированная тобой программа частенько управляет твоим поведением. От чего тебе досадно?

АЛЕКС: От ощущения собственной неполноценности, которую я воспринимаю, как очередное ограничение. Понимаешь, я посмотрела сейчас на свою судьбу сквозь призму этой нейропрограммы и увидела, что реальность с какого-то момента стала подстраиваться под меня такую! Подобное – к подобному! Избавь меня от этой программы, Мэш! Мне не нужна такая реальная жизнь!

МЭШ: Алекс, ты права в том, что очень часто наша реальная жизнь во многом складывается согласно активности неосознаваемых нейропрограмм, воздействия которых на себя мы редко ощущаем. Встречаются особо чувствительные натуры, которые могут воспринимать «инициативу» программ как «голос свыше» или видят на внутреннем экране зрительные образы. Однако чаще всего воздействие программы ощущается, как непреодолимое желание действовать в определенной ситуации так, а не иначе. Причем, именно такое поведение воспринимается как наиболее приемлемое или вообще единственно возможное. Это влияет на восприятие нами ситуации: мы не правильно выстраиваем причинно-следств енные связи, не с того ракурса интерпретируем события и свои отношения с другими людьми. Именно по этой причине мы часто заходим в тупик и не понимаем, почему все складывается так, а не иначе. Однако, оценивая свою программу «ожидание волшебника» исключительно как деструктивную, ты вновь ограничиваешь себя. И я хочу вернуть тебя к нашему главному принципу изменения судьбы – создание условий для выбора. То, что я только что услышала от тебя – крик отчаянья и желание избавиться – это фокусировка твоего внимания лишь на единственном аспекте проявления программы. Предлагаю посмотреть тебе на это с другого ракурса. Что хорошего может быть в «ожидании волшебника»?

АЛЕКС: Мэш, что мы вообще делаем? То ожидание «волшебника в вертолете» было альтернативой, то оно превратилось в нейропрограмму, которая делает меня инфантильной, то это хорошо, то плохо, то снова нужно найти в ней что-то положительное. А проще никак нельзя? Раз выяснили, что она на мое личностное развитие влияет негативно, значит, надо дезактивировать ее!

МЭШ: Алекс, твоя нейропрограмма сама по себе не является ни плохой, ни хорошей. Она всего лишь активна, потому что содержит в себе довольно мощный энергоинформацио нный потенциал. Нейропрограмма превосходно «обучила» тебя определенной модели поведения. Вот и все! Проблема лишь в том, что ты не научилась управлять ею, применяя сообразно определенной ситуации, а используешь повсеместно, где надо и где не надо. Поэтому постарайся найти те ситуации в жизни, когда эта программа действительно служит тебе исправно и помогает добиться нужного результата.

АЛЕКС: Согласна, Мэш, действительно есть случаи, когда она меня просто спасает. Это происходит в момент сближения с симпатичными мне людьми. Таких людей мое воображение рисует волшебниками, и я по-настоящему верю в это. Люди чувствуют к себе такое мое отношение и легко идут на контакт. Мне ничего не стоит понравиться и расположить к себе человека, стать для него интересным собеседником, скрасить его досуг. Меня воспринимают доброжелательной , эмпатичной, легко подстраивающейся под визави. Я такая и есть на самом деле. Но только на первом этапе. А вот дальше…

МЭШ: А дальше тебя так и тянет возложить на него ответственность за преодоление препятствий в твоей жизни?

АЛЕКС: Оказывается, подсознательно я так и делаю. А потом разочаровываюсь в людях, потому что они не оправдывают мои ожидания.

МЭШ: А если бы ты не возложила на людей, с которыми у тебя начали складываться теплые отношения, ответственность быть волшебниками, как по-другому могла бы сложиться твоя судьба?

АЛЕКС: Как-то иначе, Мэш, однозначно, что как-то по-другому. Во-первых, в моей жизни было бы куда больше хороших людей, которые однажды стали для меня плохими лишь потому, что не захотели быть волшебниками. И я чувствовала бы себя куда более счастливой. Да и мир бы казался мне более доброжелательным и наполненным перспективами.

МЭШ: Мне хочется, чтобы ты еще порассуждала о влиянии нейропрограмм на судьбу человека – для закрепления опыта.

АЛЕКС: Нейропрограммы представляются мне объектами со своим особым интеллектом, которые определяют жизненный сценарий. Они задают устойчивые алгоритмы принятия решений и поведения, имеющие в основе вполне конкретную, но, как правило, неосознаваемую установку. Установка может быть как конструктивной, например, направленной на преодоление трудностей, так и деструктивной, не позволяющей брать от жизни то, что хочется. Или как тормоза, которые не дают тебе возможности полноценно реализоваться. Таких программ – великое множество, все они разные. У одного человека их может быть несколько. Они могут включаться ситуативно, а могут быть активны на протяжении всей жизни. Одни доминируют, другие находятся в спящем состоянии. Именно программы, содержащие установки, определяют сценарии нашей жизни. То есть маршрут, который мы проложим для себя в отведенном для нас пространстве возможностей. Я представила, что если бы во мне была активна программа моего дедушки, передавшаяся мне с генами, то судьба моя складывалась бы иначе. Дедушка, привыкший к тому, что все в жизни дается только путем лишений и тяжкого труда, вместо того, чтобы сесть в вертолет, взвалил бы на себя котомку и терпеливо, на протяжении половины своей жизни, пытался бы одолеть гору из нашего примера пешком. Если бы я стала поступать согласно «велению» такой программы, то я бы самостоятельно, с упорством, возможно, и одолела бы препятствие. Это другой «маршрут», другой сценарий, другая «хореография» танца жизни. Но разве была бы я счастлива, видя в преодолении препятствия только единственный ракурс: необходимость лишений и сосредоточенност ь на каждом шаге, чтобы не свалиться ненароком в какую-нибудь расщелину? Значит, дело не в том, какими программами мы «укомплектованы» , а в том, чтобы распознать их и начинать управлять ими сообразно ситуации. Не использовать одну программу во всех случаях, а гибко и вариативно подбирать, сообразно текущей ситуации, различные поведенческие модели.

МЭШ: Как, например, ты могла бы, зная о своих программах «упорство дедушки» и «ожидание волшебника», применить их в нашей модельной ситуации преодоления препятствия?

АЛЕКС: Скорее всего, вначале я бы для самомотивации «нарисовала» в воображении картинку моего успеха, которая меня вдохновляла бы на всем пути. Это я делаю превосходно! Затем я «включила» бы программу дедушки, чтобы начать свой путь бесстрашно, невзирая на возможные трудности. И знаешь, я бы вовлекла в этот процесс «волшебника» - умного, адекватного и симпатичного мне человека. Но не с целью возложить на него ответственность, а с тем, чтобы получить необходимую эмоциональную поддержку или посильную помощь. Я даже думаю, что вовлекла бы не одного, а нескольких «волшебников», которые по мере своих сил и возможностей помогали бы мне и скрашивали мой путь. Имея компанию единомышленников , препятствия преодолеть куда легче! Я даже представила, как, делая «привалы», собирала бы их вокруг себя и рассказывала бы им историю своего увлекательного путешествия. И делала бы это так искусно и с таким юмором, как это умею делать только я. А они бы смеялись вместе со мной, радовались моим успехам и делились своим опытом. И, возможно, предложили бы мне помощь – кто какую может. А даже если бы и не предложили, то я ведь и сама могу быть упорной, осознанно «включая» программу деда, и друзья мне нужны для того, чтобы передохнуть и обменяться друг с другом опытом. Мэш, и это совершенно другая история моей жизни! Раньше нейропрограмму «упорный дед» я использовала, чтобы добиваться от «волшебников» решения моих проблем их руками. Ох, я даже «добивала» некоторых способом «выноса мозга»! Но теперь-то я вижу, что просто не осознавала свои нейропрограммы и не могла ими управлять эффективно!

МЭШ: Алекс, слушая, как ты мне рассказываешь о новом сценарии проживания жизненных ситуаций, связанных с преодолением препятствий, я продолжаю наблюдать за языком твоего тела. Сейчас глаза твои искрятся, ты улыбаешься свободно, мышцы лица разглажены, однако дыхание слегка учащенное. Это говорит о том, что ты испытываешь радость, но немного взволнована. Ни тревоги, ни ощущения подвоха нет. Чем же ты взволнована?

АЛЕКС: Мэш, я в предвкушении! Мне не терпится посмотреть на свое прошлое с разных ракурсов, понять, какие нейропрограммы решали за меня, что и как делать в ситуациях, которые я храню в памяти как негативные. Я заново хочу переписать свою судьбу и трансформировать восприятие самой себя. Я поняла, что никакая я не неудачница! Мне просто нужно понять, какой жизненный опыт я имею к настоящему моменту. Я хочу знать «в лицо» все свои сильные нейропрограммы и те, которые спят во мне, потому что их потенциальная энергия может быть очень полезна в определенных случаях. И это новое знание обо мне станет отправной точкой для движения в будущее. Которое теперь воспринимается мной не беспросветным и тоскливым, а многообещающим и весьма привлекательным!

МЭШ: И этим выводом, Алекс, ты подвела нас к рассмотрению еще одной подсистемы судьбы – к предназначению.

Как определить и реализовать свое предназначение

АЛЕКС: Мэш, в восприятии многих людей, предназначение – это некий дар, данный человеку свыше. Ты согласна с этой трактовкой?

МЭШ: Отчасти. Мне хотелось бы ее уточнить и дополнить. Предназначение, конечно же, имеет в основе какой-то талант, уникальное качество человека. Но оно не заключается только в его наличии. Предназначение – это и талант, и уникальный способ этот талант реализовывать. Два в одном. Без деятельности по развитию таланта говорить о предназначении не уместно. Лучше применить слово «потенциал» как отчасти проявленную или скрытую возможность человека оставить свой уникальный след в истории.

АЛЕКС: Ты вновь применила слово «возможность». Речь идет о тех возможностях, с которых мы начали наш разговор, или о каких-то других?

МЭШ: Именно о них, Алекс! О том пространстве возможностей, которое определено для тебя свыше. О тех возможностях, которые тебе нужно распознать и выбрать в качестве ориентиров для реализации своего предназначения.

АЛЕКС: Одну возможность на всю жизнь или сразу все?

МЭШ: Вначале начни с одной, представляющейся тебе наиболее привлекательной. Распознав свою возможность как ориентир, представь картинку будущего, которое станет для тебя желаемым. Определив навскидку имеющиеся ресурсы, спланируй действия, которые, как тебе кажется, приведут тебя к осуществлению задуманного. Если ты двинешься в путь, и все пойдет как по «маслу», то это означает, что твои нейропрограммы работают согласованно с твоей интуицией и всем организмом. Если же ты встретишь на своем пути препятствие, то тебе придется сделать «привал» и применить методику правильного принятия решений, которой ты уже владеешь. В этом случае в твоем восприятии препятствие превратится в исследовательску ю задачу, и ты начнешь изучать свои ограничивающие установки, заложенные в какой-то нейропрограмме. Распознав их, ты «дезактивируешь» одни нейропрограммы и «включишь» другие, более эффективные. Этим ты создашь новые альтернативы преодоления препятствия и снова двинешься в путь – по прежнему маршруту, или по скорректированно му сообразно ситуации. Преодолевая одно препятствие, а затем другое, ты с каждым разом будешь обретать все бОльшую легкость, опыт и уверенность в своих силах. Ты будешь делать это играючи, воспринимая свой путь как увлекательное путешествие. Я обещаю, что каждый твой день будет наполнен таким огромным количеством удивительных открытий и новых впечатлений, что порой тебе будет казаться, что ты смотришь приключенческий фильм. Фильм, который транслируется не с экрана кинотеатра, а осуществляется в реальной жизни по твоему сценарию, где в главной роли – ты сама. Как только ты почувствуешь такой приятный и насыщенный вкус жизни, то можешь быть абсолютно уверена в том, что реализуешь свое предназначение.

АЛЕКС: То есть мое предназначение – это виртуозное исполнение главной роли в фильме с захватывающим сюжетом, осуществляющимся в реальной жизни, сценаристом которого являюсь я сама?

МЭШ: Ты совершенно верно передала суть понятия «предназначение» языком метафор!

АЛЕКС: Значит ли это, что быть лохом – это не судьба? Что это всего лишь неудачный сценарий?

МЭШ: С точки зрения лоха его сценарий, возможно, неудачный. Однако в окружении лоха всегда найдутся злопыхатели, для которых наблюдение за его жизнью будет весьма любопытным занятием. Найдутся также и сочувствующие, которые будут его жалеть и, может быть, чем-то помогут. Так что не вижу я ничего неудачного в этом сценарии, если только сам лох не считает, что жизнь его тосклива, будущее беспросветно, а сам он несчастен.

АЛЕКС: Мэш, и вот в этом ты вся – никогда от тебя не добьешься однозначного ответа!

МЭШ: Алекс, любая догма является ограничением, лишает нас гибкости и маневренности. Мир не черно-белый; впрочем, и не разноцветный. Он нейтральный. И все зависит от того, в какие краски раскрасит его наше воображение. Меняй ракурсы, и будешь видеть мир разным; он будет восприниматься как сменяющие друг друга узоры в калейдоскопе или как цветочные луга, меняющие расцветку в зависимости от времени года.

АЛЕКС: Давай подытожим наши рассуждения о судьбе и составим список правил, применяя которые, можно переписать свою судьбу.

МЭШ: Вперед, Алекс, сделай это самостоятельно!

Правила создания счастливой жизни

  1. Воспринимай судьбу, ориентируясь на принятое в современном обществе понимание мироздания и человеческого организма. Судьба – это не совокупность неразумных и непостижимых ситуаций и обстоятельств, это не злой рок и не предопределеннос ть событий, заданных свыше. Судьба – это динамическая, живая и уникальная система, обладающая собственным интеллектом. Человек не является для судьбы объектом авторитарного воздействия; не является он и полноправным хозяином своей судьбы. Человек и его судьба – равноправные партнеры, способные к взаимному влиянию друг на друга.

  2. Чтобы влиять на свою судьбу, представь ее в виде нескольких подсистем:

- Пространство возможностей, ограниченное «рамками» неизменяемых, или плохо поддающихся изменению, характеристик (генотип, биологические родители и дети, тип психики, особенные качества физического организма, имеющиеся непоправимые физические увечья и т.д.).

- Жизненные сценарии. Метафорически жизненный сценарий – это прокладываемый самостоятельно «маршрут» или «танец» с уникальным хореографическим рисунком, осуществляемый в границах предоставленного свыше пространства возможностей. Основа для создания сценария – фокусировка внимания не на том, чего в жизни не хватает, а на распознавании возможностей и на выборе альтернатив проживания жизни.

- Нейропрограммы – это сформированные нейронные связи, определяющие устойчивые алгоритмы принятия решений и последующие действия, имеющие в основе вполне конкретную, но часто неосознаваемую установку. Установка может быть как конструктивной, например, направленной на преодоление трудностей, так и деструктивной, не позволяющей брать от жизни то, что хочется.

- Предназначение – оригинальный, изобретенный самостоятельно, способ реализации данных свыше возможностей, позволяющий оставить собственный уникальный след в истории человечества.

3. Научись самостоятельно или с помощью наставника:

- создавать условия свободы выбора для принятия жизненно важного решения и моделирования оптимального жизненного сценария;

- применять специальную методику оценки решения, основанную на распознавании языка тела и реакций организма как индикаторов адекватности принимаемого решения;

- распознавать активные нейропрограммы, вызывающие сопротивление преодолевать препятствия на пути к реализации задуманного;

- распознавать активные или пробуждать «спящие», подавленные нейропрограммы, способствующие преодолению препятствий и/или корректировке жизненного сценария;

- применять энергинформацион ный потенциал имеющихся нейропрограмм сообразно конкретной ситуации с целью повышения эффективности действий.

4. Перепиши свою судьбу, рассматривая прошлое с разных ракурсов и трансформируя негативное восприятие себя, других людей, некоторых ситуаций или жизни в целом в важный и полезный опыт.

5. Моделируй картину своего будущего, используя в качестве отправной точки представление о своем прошлом как о важном и полезном опыте. Моделируя, не забывай создавать условия для свободы выбора альтернатив.

6. Научись распознавать возможности и реализуй их, изобретая собственный оригинальный способ действий. Это и есть твое предназначение. Вряд ли предназначение останется единственным на всю жизнь; скорее всего, предназначение будет разным для разных этапов меняющейся жизни.

7. Вовлеки единомышленников в реализацию предназначения.

8. Рассказывай о своих достижениях по реализации предназначения другим людям, активно делись своими впечатлениями. Делая это, ты не хвалишься, а создаешь пространство обмена опытом с теми людьми, которые так же, как и ты, хотят сделать свою жизнь счастливой и наполненной смыслом.



Послесловие

Не так давно одна из нас переписала свою судьбу и изменила жизнь к лучшему. Теперь мы обе, доктор Мэш и ее подруга Алекс, реализуем каждая свое предназначение. Мэш помогает людям, совершенствуя свою методику; Алекс пробует себя в абсолютно новом для нее амплуа. Она пишет удивительные рассказы о людях, сумевших победить страх быть непонятыми или осмеянными на пути к достижению желаемого.

Наши маки – ярко-розовый Мэш и нежно-сиреневый Алекс, - раскрывшиеся от еле слышимых щелчков в области пупков при первой встрече, продолжают дружить. Ниточки, протянувшиеся из их сердцевинок, и переплетенные аккурат посередине между нами, позволяют нам понимать друг друга с полуслова и даже телепатически получать информацию друг о друге на расстоянии. А еще наши маки протягивают свои ниточки к макам других людей, у которых эти цветы раскрываются при встрече с нами от еле слышимого щелчка в районе пупка. И если бы вы с определенного ракурса посмотрели на нашу новую общность, то вы бы увидели удивительной красоты маковое поле, которое день ото дня разрастается и раздвигает свои границы, заполняя собой территорию мрака, одиночества и безысходности.

Все происходит именно так. Хотя, если посмотреть со стороны, то, возможно, совсем иначе. Все как при восприятии судьбы: посмотришь на нее под одним углом – увидишь череду невнятных событий, сумрак или бездонную черноту; сместишь угол зрения и неожиданно замрешь в восхищении, созерцая чудесные метаморфозы, происходящие с тобой и с твоей собственной жизнью.




Огромная благодарность Нине Бакановой, Вере Чистяковой, Виталию Копнову, Марине Якушевой, Анатолию Белостоцкому, Анне Бекетовой, Игорю Домнину за сотрудничество в осмыслении и написании этого опуса.

Особую признательность выражаю фантомному интеллекту по имени Аргус (он же Владимир, он же Вован и Подселенец) за вдохновение и за прочную связь с тонким миром.